Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 
Олег НаумовКак живет современная молодежь? Хочет и может ли она участвовать в политической и общественной жизни страны? О проблемах молодежи в современной России вместе с автором и ведущим программы «Диалог», членом Федерального политсовета партии СПС Олегом Наумовым говорят: Борис Немцов, политик; Татьяна Бачурина, пресс-секретарь Оренбургского регионального отделения Российского союза молодежи; Жанна Немцова, вице-президент управляющей компании "Меркури Кэпитал Траст"; Наталья Расинская, специалист Оренбургского регионального отделения РСМ; Руслан Чукеев, руководитель Оренбургской городской организации РСМ.

Олег Наумов: 90 лет назад, в октябре 1918 года, в советской республике появилась первая молодежная политическая организация. Комсомол… Людей моего поколения это слово возвращает к молодости: а это и учеба, и стройотряды, и песни у костра… Не надо, однако, забывать, что комсомол был не только романтикой и «молодостью мира», но и играл роль младшего брата Коммунистической партии, помогал ей в идеологическом зомбировании молодежи и, безусловно, несет свою долю ответственности за ошибки и преступления коммунистического режима. В 1991 году комсомол был преобразован в Российский союз молодежи, который отказался от политической составляющей, был окончательно утвержден его статус общественный организации.
В России в 90-е годы был период довольно заметного участия молодежи в политике. Сейчас это участие чрезвычайно мало. Почему так произошло?

Борис Немцов: Молодежь шла в политику, когда было интересно, когда было романтично, когда была революция. То есть в политику шли в 90-е годы. Вот один из молодых политиков перед вами. Когда я был совсем молодой, я работал губернатором Нижегородской области. Это была смена эпох, крушение коммунизма, становление рыночной свободной России, это было захватывающе, это было небезопасно, это было интересно, непредсказуемо. Т.е. ровно то, что всегда молодых людей увлекает. Сейчас период «молчалиных», сейчас период лицемерных, послушных, заискивающих, серых незаметных людишек, которые, приблизившись к власти, надеются на то, чтобы что-то от этого поиметь. Молодежь очень хорошо чувствует фальшь, и идти туда, где фальшь, где обман, и где лицемерие, и серость не хочет. Вот и все.

Жанна Немцова: Политика перестала быть интересной, потому что авторитарный режим – он никому не интересен. С экранов телевизоров пропали дебаты, выборы практически отсутствуют, ну и что там делать, бесполезное занятие, потеря времени. Причем, неважно, в какую ты партию пришел – это не имеет никакого значения. Молодежь в политике – это не очень нужно. Вернее, это не так нужно, как кажется. Потому что, как правило, человек с возрастом становится умнее, а политика должна быть биографией, я так считаю. Наталья Расинская: Мне кажется, в настоящее время у молодежи немного другие цели, другие задачи, которые они ставят перед собой, которых они пытаются достичь. В первую очередь это найти себя, найти ту интересную работу, которая будет приносить стабильный заработок. Мне кажется, сейчас от политики такая дестабилизация идет, а люди не хотят лишней головной боли и нервотрепки и поэтому они не хотят заниматься политикой, хотят заниматься чем-то более спокойным и стабильным.

Олег Наумов: Социологические опросы подтверждают, что политика не входит в сферу интересов большинства молодых людей 18-25 лет. Заниматься политикой желает ничтожно малая доля молодежи. А на вопрос: интересуетесь ли вы политикой, положительно ответили лишь 34%, более половины опрошенных - 64% - ответили, что политикой не интересуются.
Вместе с тем, многие политические силы сейчас делают ставку на молодежь. Возможно ли, что молодежь сможет что-то сделать, сказать свое слово?

Борис Немцов: Молодежь готова скорее к уличным действиям, это захватывающе, это интересно, и именно в этом секрет радикальной национально-большевистской партии: подпольная партия с запрещенными вождями, с судами, с приводами в милицию. Это молодых людей может каким-то образом увлекать. Радикальные организации, фашиствующие организации, организации левого толка, как нацболы, они действительно состоят в основном из молодых людей. При этом никакой такой, я бы сказал, конституционной работы эти организации не предусматривают. Эти организации больше похожи на уличных протестантов, а не на солидные политические силы, которые борются за власть.

Жанна Немцова: Мне кажется, что у нас все молодежные организации маргинальные. И только в революционные времена, которые очень редко бывают, они могут действительно иметь силу. Причем силу даже не самостоятельную, а использоваться как инструмент. Так было в Грузии и в Украине, где молодежь активно участвовала в революции, а потом к власти пришли более взрослые люди, что неудивительно.

Руслан Чукеев: Не все политические лидеры воспринимают всерьез молодежь, но я думаю, что многие из них они прекрасно понимают, что без молодежной поддержки о серьезном влиянии политической партии не может идти речи. Нужны новые лидеры, ведь все равно нынешние вожди когда-нибудь постареют, и многие из них это понимают и делают ставку на молодежь.

Олег Наумов: Нужны ли отдельные молодежные политические организации, или достаточно того, чтобы молодежь участвовала в существующих политических партиях?

Борис Немцов: Если будет запрос общества на молодежные организации, если будут лидеры яркие, неординарные и порядочные, которые могут за собой повести, то они и без нас с вами создадут организацию. Другое дело, что сейчас у нас в стране любая независимая общественная деятельность запрещена. В принципе, в нормальном обществе, конечно, существуют и молодежные, и женские, и правозащитные организации, а власти к ним относятся, как к важнейшим элементам гражданского общества и их не трогают.

Жанна Немцова: Я не вижу потребности общества в том, чтобы у нас было большое количество молодежных организаций, и я вообще считаю, что молодежные организации не лучше, чем организации пенсионеров или людей среднего возраста. Я не люблю дискриминации по возрастному или половому признаку.

Наталья Расинская: В Оренбургской области есть различные молодежные организации, есть и те, которые делают больший акцент на школьников, есть РСМ, который привлекает и школьников, и студентов, и работающую молодежь. Безусловно, молодежные неполитические организации нужны, в них люди могут реализовать себя, они могут достичь чего-то большего и сделать что-то полезное для себя, для своего будущего и для своей страны. Олег Наумов: Молодежь очень активна в Интернете: блоги, форумы, дискуссии, в том числе и на политические темы. Может, через Интернет будет происходить приобщение молодежи к политике?

Борис Немцов: В Интернете развлекательные ресурсы гораздо более популярны, чем политические. Политические ресурсы скорее на Интернет-гетто похожи. Я сам участник блогов, и в ЖЖ у меня есть своя страница, равно как и свой сайт, я даже в Одноклассниках, так вот я вам скажу, что Одноклассники, гораздо более посещаемый портал, чем ЖЖ, и какие-то политические сайты. Конечно, в Интернете люди общаются, и, слава богу. В Интернете больше правды, больше свободы и больше возможности выразить свою точку зрения, но надеяться, что из виртуального мира возникнет что-то реальное, если не считать флэш-мобов или каких-то одноразовых акций, я бы не стал. Я все-таки считаю, что нужен запрос, в том числе и на молодежную политику, и на молодежные движения. Молодежные движения, искренние и настоящие, могут возникать, когда есть действительно реальная проблема. Проблема, которая волнует огромное количество молодых людей.

Жанна Немцова: Не знаю, насколько Интернет может стать инструментом политической борьбы, если у нас большинство населения, 69 %, вообще Интернетом не пользуются. У меня, например, потребность высказывать свое мнение через блоги отсутствует полностью, потому что я ненавижу, когда мне начинают какие-то комментарии оставлять, я это не очень люблю.

Олег Наумов: Сейчас идет дискуссия о возможности создания кадрового лифта для молодежи, чтобы молодежь имела возможность быстрее реализоваться в этой жизни. Какие шаги нужно предпринять, чтобы решить эту важную для молодежи проблему?

Борис Немцов: Это важнейшая проблема, потому что у молодежи никаких шансов добиться успеха за счет своих выдающихся знаний, за счет своих способностей, за счет своего трудолюбия этот режим не оставил. Лифт взорван. Нет никакого лифта. Твой профессионализм, твои знания, твоя независимость, твоя жизненная позиция никого не интересуют. Поскольку страна у нас очень поляризована. Вот Америка тоже поляризована, миллиардеров много, нищих много, но Америка - стабильная страна, даже, несмотря на кризисы, на крушение рынка, там нет массовых столкновений, почему? Потому что есть американская мечта. Потому что каждый знает, что у Клинтона отец был алкоголик, а он стал президентом. Все знают, что Билл Гейтс родился в довольно бедной семье, а стал самым богатым человеком мира.

Жанна Немцова: Я не верю ни в какие кадровые лифты, потому что молодежь – не инвалиды, если они талантливые, образованные и целеустремленные, они сами добьются успеха с большой долей вероятности. Я считаю, что лучше помогать пенсионерам, а не молодежи. Молодежь – активная часть населения, и не стоит им помогать. Единственный момент, это нужно содействовать в получении образования. А после того, как человек получил образование, он должен самостоятельно заниматься работой. Я не верю ни в какие кадровые лифты, это совершенно нереализуемая идея, бессмысленная достаточно, нет у нее будущего.

Татьяна Бачурина: Без государственной поддержки кадровый лифт невозможен. Если государство будет помогать, в частности, через общественные организации, то есть будет государственный заказ или государственная поддержка, то молодежь свободно сможет себя реализовать.

Олег Наумов: Если раньше молодежь стремилась в бизнес, в творчество, то теперь все больше стремится в чиновники? Там солидная зарплата, там предсказуемое будущее…

Борис Немцов: У нас бюрократический капитализм, и молодые люди это чувствуют. Чиновник, в принципе, ничем не рискует, может брать взятки и, облизывая начальников, может сделать карьеру. Молодые люди это хорошо понимают, потому что достаточно прагматичны. Они даже на невербальном уровне понимают, что бюрократ – это главное действующее лицо. Кроме того, по уровню коррупции наша страна среди самых отсталых африканских стран, и они знают, что если даже зарплаты недостаточно, то можно добрать иным способом. И поэтому молодые люди, пытаются приспособиться даже к самым, на мой взгляд, недостойным условиям.

Жанна Немцова: Для большинства людей сложился стереотип, что там можно заработать легких денег, то есть своровать, попросту говоря. На самом деле, это стереотип, и не все чиновники имеют такую возможность. И о том, что вся молодежь поголовно стремится в чиновники - это полный миф. Честно говоря, среди моих друзей я не знаю ни одного чиновника.

Татьяна Бачурина: В государстве молодой человек точно знает, что он сможет себя реализовать, что у него будет четкая стабильная заработная плата, социальный пакет. И если он придет на государственную должность, то из десяти сотрудников он один будет молодым, перспективным, и где-то через десять лет он займет четкие позиции в государственных органах. Именно поэтому молодежь и идет в государственные органы.  Олег Наумов: Все времена по-своему трудны. Были еще труднее, чем наше время. Что вы посоветуете молодому человеку, чтобы добиться успеха в жизни?

Борис Немцов: Первое, береги честь смолоду. Не совершай подлых поступков, не иди по трупам, это абсолютно неправильно. Второе. Постарайся добиться успеха не за счет заигрывания и облизывания начальника, а за счет трудолюбия, образования и упорства. Третье, не бойся рисковать.

Олег Наумов: То есть, в итоге честь и талант все равно будут востребованы?

Борис Немцов: Сто процентов. Олег Наумов: Завидуете ли вы тем, кому сегодня 20-25 лет? 

Борис Немцов: Ну, как я могу своей дочке завидовать? Старшей. Да нет, знаете, я прожил захватывающую жизнь, и еще надеюсь пожить, и завидовать двадцатилетним – это значит, признать, что прожил жизнь зря. Но я не считаю, что жизнь зря прожил, да и надеюсь еще совершить много интересного для себя, и полезного для общества.

Олег Наумов: Руководство Министерства спорта и туризма, в которое теперь входит агентство Росмолодежи, объявило 2009 год – Годом молодежи. Власти отказываются от уличного формата молодежной политики. Предполагается проведение миролюбивых проектов, таких как «Молодежь – опора инновационного развития страны», подготовка волонтеров для Олимпиады в Сочи, целевые программы по молодежному предпринимательству. Некоторый намек на политику проскальзывает лишь в плане по усилению молодежного сотрудничества: молодежь будет призвана заниматься пропагандой России на Западе. Таковы планы государства. А что же сама молодежь? Согласится ли она с уготованной ей ролью статиста?

sps ru